Ссылки доступа

Журналист Ербол Мандибек ушел с госканала Qazaqstan, "устав от лживой редакционной политики"


Журналист Ербол Мандибек. Из личного архива журналиста.

34-летний журналист Ербол Мандибек уволился с государственного телеканала Qazaqstan «по собственному желанию». Мандибек, более десяти лет состоявший в президентском пуле и работавший последние три года специальным корреспондентом, критикует руководство и редакционную политику телеканала.

Аккаунт в социальной сети, в котором пишут о богатствах миллиардеров, в том числе Тимура Кулибаева, зятя экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, и бизнесмена Болата Утемуратова, бывшего управделами президента, о нуждах «задыхающихся» от COVID-19 в лекарствах, или предлагают назначить «не сломленного системой» Мухтара Джакишева министром энергетики, в также призывают правительство к прозрачности. Так выглядит страница Ербола Мандибека, который более десяти лет проработал в президентском пуле, а последние три года был специальным корреспондентом государственного телеканала Qazaqstan, который пропагандирует политику властей. Недавно он уволился из редакции. Ербол говорит, что «перед уходом получил предупреждение за свои посты».

В интервью Азаттыку журналист Ербол Мандибек рассказывает о том, почему телеканал Qazaqstan ограничивает свободу слова, как Акорда и Министерство информации вмешиваются в редакционную политику и какие инструкции дают журналистам во время митингов.

"Если коротко, терпение лопнуло. Понял, что не могу больше идти на сделку с совестью, испытывать чувство стыда. Я проработал на телеканале Qazaqstan более трех с половиной лет. Там освещают не проблемы населения, а в первую очередь выполняют поручения властей. Приоритет отдается разъяснению государственных программ. Удовлетворение потребностей населения — прямая задача государства. На протяжении 30 лет по телевидению говорят, что «в стране всё прекрасно, всё делается во благо». Но ничего не меняется. Последние пять лет я надеялся, что государственное телевидение изменится. Думал, что обратят внимание на народ. Но этого не произошло. Там не могут пойти дальше указаний властей. Работа во время эпидемии коронавируса «добила меня», - признается журналист.

"Глава телеканала не может принимать решение по политическим событиям в одиночку. В администрации президента есть лицо, отвечающее за внутреннюю политику, есть представители канцелярии премьер-министра и министерства информации. Глава любого государственного канала — это представитель власти. Это люди, которые работали в госструктурах и знают друг друга. Как такие люди не будут выполнять поручения властей", - считает журналист.

Ербол Мандибек: Мне было поручено подготовить материал о том, как народу «хорошо» живется на 42 500 тенге (социальное пособие для потерявших доход во время карантина. — Ред.). Мой мозг отказывался понимать, что на эти деньги можно жить хорошо, в итоге я не пошел на задание. Вместо этого я предложил снять сюжет о том, как семье с шестью детьми выжить на эти деньги. В то время это было уже не 42 500, а 21 250 тенге (в августе после продления карантина правительство Казахстана назначило потерявшим доход половину от суммы минимальной заработной платы. — Ред.). Это была абсурдная ситуация. «Почему бы нам не рассказать об этом? Мы же главный канал», — возмущался я. Иногда люди идут на самоподжог от отчаяния. Но мы не говорим об этом ни слова. Когда предлагаю что-то, всегда отвечают одинаково: «Это система. Ее невозможно сломать».

Ербол Мандибек рассказал, что после ухода с телеканала он стал высказываться против позиции руководства и критиковать систему управления. "Ни один из моих бывших коллег, с которыми мы прежде обсуждали проблемы, не ставит лайки и не пишет комментарии [в соцсети]. Потому что знают, что могут подвергнуться преследованию. В трудовом договоре телеканала говорится, что «нельзя критиковать правительство и его политику», - говорит он.

"Казахстан позиционирует себя как демократическую страну. Между тем на государственном телеканале запрещают рассказывать о чиновниках, правительстве. За последний год я призывал к изменению этого требования в трудовом договоре, чтобы журналистам дали свободу слова. Ни один журналист, работающий в настоящее время на государственном канале, не может открыто комментировать события в социальной сети. Он боится преследований. Я писал о проблемах в обществе, много о том, что власти во время пандемии показали свою беспомощность, безысходность. Вот почему мне сказали, что я «не выполняю условия договора», - добавил журналист.

Ербол Мандибек считает, что правительство не справляется с социально-экономическими вызовами во время пандемии. "У населения не хватало лекарств, люди умирали, а наша система здравоохранения оказалась не готова. Я написал об этом в Сети. Мне вежливо намекнули, что меня уволят. Так что у меня был выбор. Я мог остаться и продолжать выполнять сказанное, получать небольшую зарплату и премии, выполнять поручения властей. Или защищать свою гражданскую позицию. Была какая-то внутренняя уверенность, что смогу прожить и без государственного канала. Даже после ухода с работы были предупреждения: «Удалите сообщения о ситуации на телеканале, мы примем меры», - добавил он.

Полную версию интервью можно прочесть здесь.

XS
SM
MD
LG