Ссылки доступа

В Узбекистане спорный дом поджегшей себя женщины вернули ее детям в качестве милостыни


Администрация города Намангана сообщила, что мужчине, претендовавшему на спорный дом, но после самоподжога женщины отказавшего от него, был выделен земельный участок.

Мать покойной Мухаббат Дедабаева заявила, что не согласна с тем, что дом, купленный ею за 13 тысяч долларов, вернули ей в качестве милостыни.

В акте, в котором стоит печать махаллинского схода граждан «Янги Замин», говорится, что владелец спорного имущества Ахадхон Джураев взамен земельного участка, выделенного ему администрацией города Наманган, согласился в качестве закята (очистительная милостыня в пользу нуждающихся мусульман – Ред.) передать свой частный дом, расположенный на улице Шахрисабз, двум сыновьям Гуландом Дедабаевой, оставшимся сиротами после самоподжога матери.

Однако Мухаббат Дедабаева, утверждающая, что купила этот дом за 13 тысяч долларов США, не подписала этот документ.

Адвокат Анваржон Исматов, защищающий права семьи Дедабаевых по делу о спорном доме, сказал, что этот документ не имеет юридической силы.

– В законе нет такого понятия, как передать дом в качестве закята. Печать махаллинского схода граждан, которая стоит в акте, не может отменить решения судов о праве владения имуществом. В кадастровом органе не будут оформлять недвижимость на основании этого акта. Для решения проблемы суд должен вынести новое решение, – говорит адвокат.

Мухаббат Дедабаева, которая утверждает, что купила спорный дом за 13 тысяч долларов и оказалась жертвой мошенников, сказала, что этот акт не сможет стать решением проблемы в ее деле.

– Как они могут передать нам этот дом в качестве закята, когда мы выкупили его за 13 тысяч долларов США? Разве это законно? Это означает, что прокурор, хоким и глава милиции выполняют роль муфтия? Их действия не соответствуют закону! Как они могут передать нам наш собственный дом в качестве милостыни? Почему тогда они заставили мою дочь Гуландом поджечь себя?, – говорит Мухаббат Дедабаева.

Женщина говорит, что после смерти дочери никто не помог ей, а сообщения в социальных сетях о том, что «президентская дочь выделила деньги ее семье» не соответствую действительности.

– Никто не дал ни копейки нашей семье. У меня нет сил, чтобы обеспечить жильем двух сыновей моей покойной дочери. Я состарилась. Моя дочь, которая зарабатывала деньги, чтобы прокормить своих детей, сгорела. Администрация города должна выделить жилье мои внукам-сиротам. Будет справедливо, если местные власти выделят по коттеджу двум моим внукам, – говорит Мухаббат Дедабаева.

35-летняя Гуландом Дедабаева, мать двух несовершеннолетних сыновей, проживавшая в Чартакском районе Наманганской области, подожгла себя 29 сентября этого года. Молодая женщина умерла от ожогов, которые она получила в ходе самосожжения, когда сотрудники Бюро принудительного исполнения (БПИ) и правоохранительных органов пришли ее выселять.

Ранее «Озодлик» сообщал о том, что два года назад женщина приобрела дом на имя своей матери за 13 тысяч долларов США. Однако районное управление кадастра и местная администрация отказались регистрировать дом.

В приговоре суда города Намангана по уголовным делам говорится, что родственник Ахадхона Джураева, являющегося истинным владельцем дома, подделав документы, продал эту недвижимость Гуландом Дедабаевой.

9 июня 2020 года суд вынес решение, согласно которому родственник Ахадхона Джураева, мошенническим путем продавший дом Гуландом Дедабаевой, был приговорен к 4 годам и 2 месяцам тюремного заключения. Кроме того, согласно приговору Ф.Н. в трехмесячный срок должен был выплатить Дедабаевой 131 миллион сумов. Однако даже спустя три месяца после вынесения приговора, ответчик не выплатил Гуландом Дедабаевой ни копейки.

29 сентября представитель БПИ, МВД и администрации района пришли выселять семью Гуландом Дедабаевой из дома. Женщина от отчаяния подожгла себя на глазах у всех. На видеозаписи запечатлено, как перед самоподжогом Гуландом Дедабаева, обращаясь к представителям БПИ, требует вначале взыскать ее долг, после чего обещает выселиться из дома.

«Я купила этот дом за 13 тысяч долларов. У меня нет другого жилья, где я могла бы пожить. У меня нет никого, кто мог бы прокормить меня, мою мать и двух детей. Не заставляйте меня идти на крайние меры. Лучше помогите мне взыскать долг, после чего я за пять минут покину этот дом. Пусть мне вернут мои деньги, тогда и сотрудникам БПИ не нужно будет вмешиваться в этот конфликт. Я по собственной воле покину этот дом. В противном случае, я подожгу себя, и в этом будете виноваты именно вы», – говорит на видеозаписи Гуландом Дедабаева, обращаясь к сотрудникам БПИ.

Женщина скончалась 30 сентября в Наманганском отделении Республиканского научного Центра экстренной медицинской помощи.

По данным предварительной судебно-медицинской экспертизы, 90% ее тела было обожжено, в том числе 40% – это глубокие ожоги и ожоги первой степени верхних дыхательных путей, в результате которых она погибла.

По данному факту прокуратурой города Намангана возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 103 («Доведение до самоубийства») Уголовного кодекса Узбекистана.

XS
SM
MD
LG