Ссылки доступа

В Узбекистане большая часть выделенных на борьбу с пандемией $8 миллиардов попала на счета компаний-монополистов (видео)


Большая часть полученных в займ на борьбу с пандемией денег была легализирована постановлениями президента и премьер-министра и попала на счета компаний-монополистов, которыми управляют олигархи и чиновники из близкого окружения Мирзияева.

– Если бы не пандемия, у нас было бы еще больше возможностей. На борьбу с коронавирусом мы потратили 80 трлн сумов. Но я не жалею об этих деньгах, поскольку мы максимально сберегли наших людей. Об этом Шавкат Мирзияев заявил 2 июня на совещании в Сурхандарье.

80 триллионов сумов – это 40 процентов от общей суммы расходов государственного бюджета Узбекистана в 2020 году и более 12 процентов ВВП страны.

Эти средства, как говорил исходя из бюджетных параметров в начале этого года сам президент Мирзияев, в четыре раза превышают денежные средства, выделенные на систему здравоохранения страны в 2021 году.

Эти деньги, которые якобы руководство республики потратило на борьбу с пандемией, в 8 раз превышают первичные средства, выделенные самим Мирзияевым в прошлом году.

19 марта 2020 года указом Мирзияева в Узбекистане был создан Антикризисный фонд, в который были направлены 10 триллионов сумов (около 1 миллиарда долларов США) из суммы в 1 миллиард долларов США, полученных в качестве займа из-за рубежа.

В своем выступлении 2 июня Мирзияев не сказал, почему на борьбу с пандемией было потрачено в 8 раз больше ранее заявленной суммы. Кроме того, он не обмолвился ни единым словом о том, откуда пришли и на что были потрачены 80 триллионов сумов или 8 миллиардов долларов США.

Большая часть полученных в займ денег была легализирована постановлениями президента и премьер-министра и попали на счета компаний-монополистов, которыми управляют такие олигархи и высокопоставленные чиновники из близкого окружения Мирзияева, как Ачилбай Раматов, Бахтиёр Фазылов и Джахонгир Артыкходжаев. Лакомый кусочек от «ковидного пирога» умудрились ухватить и компании, подчиняющиеся администрации президента. Это следует из документов, собранных из открытых источников в ходе очередного расследования Радио Озодлик.

Весной 2020 года, когда по всему Узбекистану начала распространяться пандемия коронавируса, правительство страны начало один за другим издавать постановления, чтобы обуздать ее.

Именно эти постановления превратили борьбу с COVID в большой и прибыльный бизнес, который начал притягивать к себе как магнит приближенных к власти монополистов. Цепочка указов и постановлений, связанных с пандемией, начинается с указа Шавката Мирзияева №5969 «О первоочередных мерах по смягчению негативного воздействия на отрасли экономики коронавирусной пандемии и глобальных кризисных явлений». При Министерстве финансов был создан Антикризисный фонд. Ему были выделены денежные средства в 10 триллионов сумов или 1 миллиард долларов США. Правительство, в казне которого не было такой крупной суммы денег, решило взять очередной крупный займ.

Спустя шесть дней после подписания этого указа, 25 марта 2020 года премьер-министр Абдулла Арипов подписал постановление кабинета министров за №181. Это постановление с грифом «Для служебного пользования» до сих пор не обнародовано для широкой общественности.

Постановление о строительстве карантинного центра в Юкоричирчикском районе Ташкентской области вместимостью 20 тысяч мест и специальной больницы на 10 тысяч мест в Зангиате. Источник средств государственный бюджет, точнее Антикризисный фонд.

Постановлением строительство этих объектов, заказчиком которых являлось государство, без проведения каких-либо тендеров и конкурсов было передано трем ООО. А это открытое нарушение фундаментальных пунктов закона «О государственных закупках», вступившего в силу постановлением Мирзияева от 9 апреля 2018 года.

Основные принципы закона, обозначенные в его 4-м пункте, требуют «рациональность, экономичность и эффективность использования финансовых средств; открытость и прозрачность; состязательность и объективность; соразмерность; единство и целостность системы государственных закупок; недопустимость коррупции на всех этапах процесса государственных закупок».

Однако Мирзияев одновременно с этим законом, а также секретными и полусекретными указами и постановлениями, подписанными им самим и его премьер-министром, создал пирамиду «исключений», которая идет вразрез с действующим законом.

Согласно первому «исключению», было дано разрешение начать строительство объектов в Юкоричирчикском и Зангиатинском районах до завершения разработки проектно-сметной документации. Это, в свою очередь, позволяет подрядчикам менять по своему усмотрению цены на строительство до его начала и после подписания соглашения.

По второму «исключению», которое было легализировано постановлением Арипова, подрядчикам и субподрядчикам было разрешено без проведения тендерных торгов и конкурса покупать стройматериалы и оборудование у любой организации – на государственные деньги.

В соответствии с третьим «исключением», такие подрядчики и субподрядчики-любимчики освобождены от уплаты различных налогов и таможенных пошлин в отношении строительных материалов и другого необходимого оборудования, ввозимого из-за рубежа.

Абсолютным победителем торгов, начавшихся с указа президента и продолжившихся постановлением Арипова, как свидетельствуют документы, является мэрия города Ташкента, точнее мэр Джахонгир Артыкходжаев.

Администрации Ташкентской области и города Ташкента, согласно административному территориальному делению Узбекистана, являются двумя разными административными структурами, двумя независимыми территориями и двумя отдельными администрациями. Управляющий Узбекистаном премьер-министр не может не знать об этом.

Однако Арипов без каких-либо объяснений выбрал в качестве генерального заказчика карантинной зоны и специальной ковидной больницы, оба из которых были построены на территории Ташкентской области, не областную администрацию, а унитарное предприятие «Ягона буюртмачи хизмати» мэрии города Ташкента.

Большой приз в погоне за ковидными-контрактами стоимостью 10 триллионов сумов достался двум так скажем основным архитекторам периода правления Мирзияева – Ачилбаю Раматову и Бахтиёру Фазылову.

Постановлением Арипова Раматов и Фазылова поделили между собой в равных долях строительство специализированной больницы на 10 тысяч мест в Зангиатинском районе.

Строительство одной половины объекты поручили АО «Узбекистон темир йуллари», которым руководит Раматов, вторую половину передали компании Бахтиёра Фазылова Enter Engineering, которая после прихода к власти президента Мирзияева прибирала к рукам самые крупные проекты стоимостью более 10 миллиардов долларов.

Этим двум предприятиям не только бесплатно, но и с немыслимыми льготами были переданы 130 гектаров земли в самом ходовом районе Ташкентской области.

Именно Раматов и Фазылов являются основными строителями построенного для президента страны Шавката Мирзияева секретного комплекса Шоввозсой, который, по скромным подсчетам источников «Озодлика», обошелся госказне в несколько сотен миллионов долларов.

В открытых источниках нет ни единого документа, показывающего то, какие компании Фазылов, Раматов и Артыкходжаев, назначенные генподрядчиками премьер-министром Ариповым, выбирали себе в качестве субподрядчиков в ходе своих строительных работ, и на каких условиях подписывали с ними соглашения за оказание определенных услуг и покупку стройматериалов.

В постановлении Арипова гарантировано лишь то, что они будут выбраны без проведения тендерных и конкурсных процедур, а также освобождены от уплаты различных налогов и таможенных пошлин.

По случайности всплыли названия лишь некоторых субподрядчиков, участвовавших в строительстве двух крупных ковидных объектов в Ташкентской области. Одним из таких субподрядчиков оказалась находящаяся в Казани компания Brigenergo. Brigenergo, обнародовавшая на своем сайте список осуществленных в 2020 году крупных проектов, сообщила также, что построила в Зангиатинском районе Ташкентской области больницу для ковидных пациентов на 10 тысяч коек.

Из этого следует, что оба генподрядчика данного объекта АО «Узбекистон темир йуллари» и Enter Engineering, либо один из них поручили строительство объекта российской компании Brigenergo. Это не первый случай, когда от общественности в Узбекистане скрывают партнерство этих трех компаний.

Тайную резиденцию Шоввозсой для президента Узбекистана в горах Ахангарана тоже строили «Узбекистон темир йуллари» (заказчик), Enter Engineering (подрядчик) и находящаяся в Казани компания Brigenergo (субподрядчик), которая по каким-то неизвестным причинам осуществляет большинство своих проектов в Узбекистане.

Не стоит идти далеко, чтобы найти компании, которых частные компании Джахонгира Артыкходжаева выбирают себе субподрядчиками при строительстве своих объектов. В данном случае и заказчиком, и генеральным проектировщиком, и генеральным подрядчиком, и в конце концов субподрядчиками выступают компании, имеющие непосредственное отношение к самом Артыходжаеву.

Субподрядчиком, который доставил изготовленные за четыре дня жестяные контейнеры в ковидный центр в Ташобласти, является «Технопарк», учрежденный мэрией города Ташкента, где на самом деле расположены частные компании мэра Артыкходжаева.

Шавкат Мирзияев не озвучил, какая часть из 8 миллиардов долларов США, потраченных из госказны для борьбы с пандемией коронавируса, были взяты в займы.

Согласно отчету Центрального банка Узбекистана за 27 марта 2021 года, объем совокупного внешнего долга Узбекистана по состоянию на 1 января 2021 года составил 33,8 млрд долларов, увеличившись по отношению к началу 2020 года на 37,4% или на 9,2 млрд долларов. Это означает, что на каждого узбекистанца в среднем приходится по 1000 долларов госдолга. Какую сумму денег правительство Мирзияева взяло в качестве госдолга в течение последующих шести месяцев – пока не обнародовано.

Если исходить из того, что в течение 2020 года страна взяла в долг 9,2 миллиарда долларов, то можно предположить, что практически все 8 миллиардов долларов, которые Мирзияев «не жалея» потратил на борьбу с COVID, были взяты из суммы долга.

17 апреля 2020 года на совещании, посвященном вопросам усиления международного сотрудничества в борьбе с пандемией, было сообщено, что Узбекистан получил у Азиатского банка развития, Всемирного банка и Японского агентства международного сотрудничества (JICA) долг в размере 2,7 миллиарда долларов.

XS
SM
MD
LG